НовостиФотоМузыкаАквариумТекстыАртВидеоБлижний Круг
Я жду, когда небо развесит все звёзды.
И я налегке, ни о чём не тревожась,
Оставив всю мелочь забот на пороге,
Уйду под луной собирать подорожник.

Росою омою шершавые губы.
Пусть запахи трав навсегда разволнуют.
Полынь подберу, что растёт у оврага.
И яшмы кусочек, пожалуй, найду я.

Я стану простою беспечною феей.
Себе наколдую остаться травинкой.
Качаться под ветром, росинки теряя
И радость вбирая от звёзд по искринке.

Сольюся с цветами, сроднюся с землёю,
Не пряча весёлые признаки лета.
Тебя на груди я своей приласкаю,
Дурманом с лугов излечу до рассвета.

Я жду, когда небо развесит все звёзды,
И я налегке, ни о чём не тревожась,
Оставив всю мелочь забот на пороге,
Уйду под луной собирать подорожник.

март 2002 г.
ссылка 16
поделиться
katia
Мария сидит на широком, потрескавшемся от времени деревянном подоконнике. В старом деревенском доме, в котором она снимает комнату с террасой. Сидит, зажав в руке страничку письма. Рядом с красной ленточкой, на подоконнике же, россыпью лежат конверты.

Мария рыдает. Плечи трясутся. Листок бумаги, исписанный аккуратными круглыми буквами, трясётся в такт плечам. Невозможно глядеть на эти аккуратные закругленности. В каждой букве она видит его. Его. Сашку. Обладателя простой русской фамилии Беляков и абсолютно противоречащей этой фамилии внешности.

В каждой букве прорисовывается круглая невысокая фигура, круглая голова с огромным породистым носом, венчаемая копной породистых же чернокучерявых волос, выдающих все секреты национальной принадлежности. Да Сашка и не скрывал никогда, что и он и все его родственники-предки являлись и являются самыми обычными чистопородными евреями.

До 39 лет Сашка принадлежал только родной маме. С мамочкой они жили душа в душу, не допуская посторонних в их личную жизнь. По вечерам, после работы, Сашка летел к мамочке, которая ждала его с горячим ужином. Затем они смотрели телевизор. Или играли в карты. Или обсуждали соседей по дому. И было так хорошо вместе, так уютно. Особенно долгими осенними дождливыми вечерами. Да и летними тоже. Можно было отправиться вдвоем на прогулку. В соседний парк. Полюбоваться плавающими в пруду утками.

Но одним октябрьским вечером Сашка вернулся домой и обнаружил, что матери у него больше нет…. С ней случился инфаркт. И впервые почти за 40 лет жизни Сашка почувствовал себя одиноким.

Он горевал. До поры до времени. Пока за ним не стала ухаживать вполне симпатичная и молодая особа, приехавшая в Москву из Иваново. Она работала помощником повара в столовой при их организации. И вот у Сашки снова появились горячие ужины, подаваемые к его вечернему приходу.

Виолетта и Сашка стали жить вместе. Чтобы веселее было коротать вечера. И вскоре Виолетта родила ему первого ребенка - дочь, а года через полтора вторую дочь.

Сашка крутился как мог. Более того, он на ходу учился зарабатывать деньги. Что получалось великолепно.

Квартирку надо было срочно поменять на побольше. Также он сумел приобрести автомобиль. Красивый. Черно-лакированный и крупногабаритный. Девушки начали обращать на него внимание. А он - на девушек.

Пришло время и Сашка понял - чего ему не хватало в жизни…. Понял - Любви! И принялся скоропалительно наверстывать упущенное. Или почти упущенное.

Казалось, он перевстречался со всеми симпатичными ему девушками города и области. И он, определенно, вошёл в роль и во вкус.

Он манипулировал девушками с необыкновенной грацией и подлинным творческим вдохновением. Делал всё возможное и невозможное, чтобы девушки никаким образом не могли бы пересечься друг с другом. Он уверял каждую в преданности. И каждая искренне считала себя и только себя единственной и любимой.

Сашка дарил им недорогие подарки, изредка водил по ресторанам и по театрам. Ну, а в основном, просто любил. Любил самозабвенно.

Жена ожидала третьего ребенка. Опять нужно было срочно думать о приобретении новой, еще большей, квартиры. Сашка обратился к знакомому, чтобы порекомендовал риэлтора. Тот посоветовал Марию.

Она пришла на первый просмотр в своем обычном деловом наряде - строгой юбке до колен, туфлях на шпильках, розовой блузке с оборочками и обкрученными вокруг шеи жемчужными бусиками.

Нельзя сказать, что Мария была совершенной красавицей. Нет. Даже туфли на шпильках носились специально. Для зрительного удлинения ног. Да и в чертах лица сложно было найти изящную изысканность. Но в ней было другое - темперамент Львицы - неудержимая энергия и необыкновенный шарм. Когда Мария улыбалась, она моментально превращалась в красавицу.

Сашка старательно оттягивал покупку квартиры. Чтобы продлить удовольствие от общения с Машей. Но в итоге квартиру всё-равно пришлось покупать. Жена должна была вот-вот родить.

Сделка свершилась. Он принёс бутылку шампанского-брют, чтобы обмыть покупку с Марией. Сидя за столиком, разделяемые початой бутылкой и двумя стеклянными фужерами, они смотрели друг на друга во все глаза.

Маша пригубила шампанского и произнесла - Мне пора идти.

И тут он взорвался - Как??? И это всё? И что мне делать дальше? Ждать ещё пять лет?

Почему пять лет? - спросила она.

Пять лет до покупки следующей квартиры…. - выдавил он из себя.
На что Мария только посмеялась.

И Сашке ничего не оставалось, кроме того, как начать ухаживать за ней. Не забывая при этом про остальных барышень города и области, а также и про жену с детьми.

Он быстро распознал все Машины пристрастия - ей нужны были огромные букеты, премьеры в театрах, музеи, выставки, посещение приличных ресторанов, восхищение, любовь и повышенное внимание. Что он ей с радостью и в меру возможностей и предоставлял.

Обычно Мария поджидала Сашку на выходе из театра. Уже после спектакля. Он почти всегда являлся с небольшим опозданием, часто без носок, но зато с огромным букетом. Мария ждала терпеливо и никогда не делала замечаний. Сашка хватал её под руку и теребил относительно спектакля - о чём, кто играл, как играл, что продавалось в буфете во время антракта. Она рассказывала обо всём в мельчайших подробностях, светясь от счастья.

При разговоре Сашка поглядывал на часы. И Маша понимала - надо быстрее, быстрее обо всём рассказать! Сашку дома давно ждёт жена с тремя детьми!
И Сашка был очень благодарен, что Маша всё понимала и никогда не задавала лишних вопросов. Он запихивал в её карман деньги на такси, нежно целовал в щечку и несся на всех парусах домой. К жене и детям. Он спешил. Очень спешил жить и повсюду поспеть.

Маше удалось побывать на многих премьерах и отужинать в некоторых элитных ресторанах. Пока Сашка не заболел.

Его положили в больницу. Он позвонил Марии на мобильный и сказал - Приходи. Мне плохо без тебя. Во вторник. В четыре вечера. И принеси, пожалуйста, пару бутылок минеральной водички, если можешь.

Мария купила три бутылки Perrier, перевязала горлышки розовыми бантиками (потому что розовый всегда был её самым любимым цветом) и отправилась к Сашке. Она знала, если ей сказали - во вторник в четыре, то это именно и означает - во вторник, в четыре. Ни в коем случае ни раньше, ни позже. Маша тоже изучила Сашку и твердо знала, что он как поезд, который ходит по четкому расписанию. Без отклонений от маршрута. Точнее, теперь не Сашка ходил по маршруту, а прекрасные девушки города и области сами навещали его. По заданному им расписанию. Несмотря на его породистый нос и лысеющую кучерявость.

Она пришла вовремя. Он лежал в палате с одним соседом. Который тут же с нескрываемым интересом принялся разглядывать новую посетительницу.
Рядом с Сашкиной кроватью, на подоконнике, стояла целая батарея бутылок с минеральной водой. Вся минеральная вода называлась Perrier (девушки знали, какую воду пил Сашка).

Мария гордо вынула из пакета свои бутылки и поставила их рядом с близнецами сестрами (или братьями). Сашка рассмеялся. Машины бутылки определенно выделялись - кричащими о единственности и неповторимости розовыми бантиками.

Маше позволили побыть полчаса. Потом попросили уйти. За полчаса она успела рассказать Сашке о последней выставке в картинной галерее и получить нежный поцелуй в щечку. Сосед по палате, затаив дыхание, тоже слушал Машино повествование.

В 4:30 вечера она уже спускалась по лестнице. Вниз. По направлению к выходу. Навстречу, позвякивая бутылками в полиэтиленовом пакете, поднималась белокурая девица, затянутая в вишневое декольтированное платье. Глаза их встретились. И они понимающе улыбнулись друг другу. Как две заговорщицы. Не произнося ни слова.

А через два дня Сашки не стало…. Но Маше сообщили о его смерти только через неделю, когда оглашалось завещание. Оказалось, Сашка оставил что-то и для неё. То, что он оставил для неё, было передано в руки в нотариальной конторе. В коридоре конторы сидела Сашкина жена. По лицу которой невозможно было прочесть о чувствах. Маша хотела было подойти к ней, чтобы утешить. Но Сашкина жена неожиданно так презрительно посмотрела на неё, что желание подойти исчезло.

Всю дорогу до дома Мария боролась с желанием немедленно открыть переданный пакет, посмотреть - что там внутри? Но она дотерпела, не поддалась искушению. И только придя домой, сняв пальто и скинув сапоги, залезла с ногами на деревянный подоконник и вскрыла пакет - там лежала пачка писем, перевязанных красной ленточкой. Писем, которые Сашка писал для неё. На протяжении двух лет. И которые он так никогда и не отправил. Никогда не передал ей для прочтения.

Каждое письмо начиналось словами - моя любимая Машенька…. И после прочтения очередного письма Мария начинала рыдать всё сильнее и сильнее. Хотя, казалось, что сильнее уже и некуда…

Самым последним в стопке из 15 писем оказался конверт. В котором лежали деньги. И записка - ты давно мечтала о поездке в Париж. Обязательно съезди. Такое моё последнее желание.


17 сентября 2011
10 авг. 2017 15:34
ссылка комментировать 5
поделиться
katia
Безбрежно небо
Сонмы облаков
Зависли над озёрной гладью
Кто выше облаков
Наверно , Бог
И ниже тоже
Всё Его -
Вся правда
Ложь
И чистота
И грязь
Один
Вмещает всё на свете
Один
Не позволяет пасть
И ждёт
Чтоб стали мы
Как дети

2 июля 2017
09 июля 2017 16:32
ссылка комментировать
поделиться
katia
Вероника была в Москве. Её мама, Светлана Васильевна, умерла этой зимой, оставив квартиру поблизости от Тишинского рынка, рядом с Белорусской кольцевой. Пришло время что-то делать. С квартирой….

Я гуляю по полю. Среди уже высоких трав. С собакой. В небе месяц молодой. Первые светлячки, пока еще редкие, порхают. Пахнет сиренями. В общем, Божья Благодать. И тут звонит Вероника.

Она мне - знаешь, что я делала там? я выкидывала жизни…. на помойку….. чувствую себя отвратительно…. нет ничего ужаснее…. я держала в руках вещи, которые помню еще с детства….. фотографии, письма….. и это уже, получается, никому не нужно…. не могу же я привезти всё это сюда, когда вес чемодана ограничивается двадцатью с небольшим килограммами….

Светлана (мама Вероники) когда-то была архитектором. Её второй и любимый муж - режиссером. Не слишком известным, но всё же…. известным в определенных кругах. Вместе они стали жить, уже будучи не совсем молодыми. Но сошлись, несомненно, по любви.

Он начинал карьеру вместе с Петром Тодоровским (кинорежиссер). Снимали когда-то фильм “Никогда”, где главную роль получил тогда еще совсем молодой Евгений Евстигнеев.

Вероника, разбирая архивы Владимира Петровича (он ушел в мир иной несколько лет тому назад), нашла множество интересных фотографий и письма. Включая переписку с Булатом Окуджавой.

Лично мне тоже нехорошо. И как можно было отнести всё это на помойку?

Предложила помощь - подключить своих московских подруг, чтобы они передали хотя бы то, что осталось, в архивы. Возможно, кому-то было бы интересно получить такое наследие.

Вероника отмахнулась - у неё абсолютно нет времени заниматься всем этим, работа ждёт.

Но я попробую еще раз поговорить с ней….

И вспомнился тут же рассказ Татьяны Толстой “Милая Шура” :

“Александре Эрнестовне - пять звонков, третья кнопка сверху. На площадке
- ветерок: приоткрыты створки пыльного лестничного витража, украшенного
легкомысленными лотосами - цветами забвения.

- Кого?.. Померла.

То есть как это... минуточку... почему?.. Но я же только что... Да я
только туда и назад! Вы что?..

Белый горячий воздух бросается на выходящих из склепа подъезда, норовя
попасть по глазам. Погоди ты... Мусор, наверно, еще не увозили? За углом, на
асфальтовом пятачке, в мусорных баках кончаются спирали земного
существования. А вы думали - где? За облаками, что ли? Вон они, эти спирали
- торчат пружинами из гнилого разверстого дивана. Сюда все и свалили.
Овальный портрет милой Шуры - стекло разбили, глаза выколоты. Старушечье
барахло - чулки какие-то.... Шляпа с четырьмя временами года. Вам не нужны
облупленные черешни? Нет?.. Почему? Кувшин с отбитым носом. А бархатный
альбом, конечно, украли. Им хорошо сапоги чистить.. Дураки вы все, я не
плачу - с чего бы? Мусор распарился на солнце, растекся черной банановой
слизью. Пачка писем втоптана в жижу. "Милая Шура, ну когда же...", "Милая
Шура, только скажи..." А одно письмо, подсохшее, желтой разлинованной
бабочкой вертится под пыльным тополем, не зная, где присесть.
Что мне со всем этим делать? Повернуться и уйти. Жарко. Ветер гонит
пыль. И Александра Эрнестовна, милая Шура, реальная, как мираж, увенчанная
деревянными фруктами и картонными цветами, плывет, улыбаясь, по дрожащему
переулку за угол, на юг, на немыслимо далекий сияющий юг, на затерянный
перрон, плывет, тает и растворяется в горячем полдне.”

(многоточие……)

1 июня 2017
01 июня 2017 13:59
ссылка комментировать 3
поделиться
katia
Вчера мои “пионеры” прошли пешком около 25 километров, включая прогулку по британско-колумбийскому лесу. Ну а вечером, понятно, снова был концерт…. За этим они и летели в Ванкувер. Дабы Музыки послушать….

Накануне, будучи в гостях у Алисон и Роберта (они живут на Западном побережье уже лет 40 точно), расспрашивали их про местные музеи. Алисон заверила, что не стоит даже париться - ничего путного из музеев в Ванкувере нет. Это вам не Лондон. С Британским музеем, Национальной галереей, Музеем естествознания и прочим.

Ну в Лондоне “пионеры” всё это видели, понятно. Поэтому они преспокойно отправились в лес…. На Природу.

А я работаю (как обычно). В своё удовольствие. И приглядываю за всеми животными. Сейчас у меня их пятеро - овчарка Сэйди, овчарка-хаски Сынулик и трое Наташкиных - собачка неизвестной охотничьей помеси Леди, кот сибирский пушистый по имени Сэр Чарли и бело-серая пушистая кошечка Китти. Получается, я с утра до ночи в собачках и кошечках. Впрочем, и ночью тоже! :)

Скоро прилетит Джени (тоже сестра Фионы, как и Алисон). Из Ирландии. Уже звонил Ричард, зазывал в гости. Джени прилетает именно в те дни, когда я буду сильно загружена по работе. Но ничего - конечно, найду время для встречи.

И всё цветёт. Да и можно не констатировать этот факт. Потому как - Весна! Снова займусь сегодня цветами (на огороде). Ну и ….. пора открывать плавательный сезон!

(подумала - забыла рассказать! Животных в доме больше на самом деле - на чердаке живет енот (как бы друзей ни привел...). Подкармливаю его. У него явное предпочтение - любит бананы! Если оставить на выбор - яблоко, грушу, банан, то непременно заберет банан, а остальное оставит :)

И снова птицы в гараже ожидают птенцов. На том же месте. Гнездо пристроено на балке прямо над моей машиной.
А вот птицы, похоже, рассказали своим друзьям и знакомым, что отсюда не гонят. Потому как появились гнёзда на веранде со стороны кухни. Теперь с самого раннего утра птичий свист, гвалт и чирикание. Но как выгнать? Все твари живые, Божии :))

28 мая 2017

(про Джени как-нибудь на днях расскажу, потому как это очень интересно! Про Джени, имею в виду :))
28 мая 2017 14:05
ссылка комментировать
поделиться
katia
Наташка пишет, из Ванкувера - это очень, очень, очень грустно….

Иан вторит ей - ужасно, толпы hobos (бездомных) и фактически все на наркотиках - крэк, героин. Прямо на улице колются. Неужели это тоже Канада??? Ужас какой!

Наташка - они тусуются большими стаями, человек по тридцать, а то и пятьдесят. Некоторые ходят скрючившись. Головы едва не до земли падают! И это в центре города!

Я даю указания - вечером из гостиницы не выходите!

“Пионеры”, естественно, меня не слушают и выходят. К тому же, еще и концертно-фестивальная программа впереди. Вечерами.

Пишут мне - не волнуйся! Они такие хорошие! И нам покурить предлагали, но ненавязчиво! Они живут в своем мире, который фактически не пересекается с миром других нормальных людей! Они никого не трогают! К тому же, полиция повсюду.

И замечают - большинство hobos - это native people (то есть, коренное население, аборигены, индейцы).

Ванкувер - один из самых теплых городов в Канаде зимой. И один из самых прохладных летом. Город с трех сторон окружен океаном с теплым Северо-Тихоокеанским течением, а с четвертой стороны от ветров его защищают Скалистые Горы. Лето там, как правило, солнечное и сухое, а снег зимой бывает крайне редок. Вот и стекаются туда любители жизни на улицах, хоть и предоставляет им правительство места в приютах, да и возможности найти рабочие места тоже. Но люди зачастую сами строят собственные судьбы. Так, как им хочется.

Я думаю - ну ладно тогда. Пусть гуляют по ночам. Если всё спокойно на самом деле.

И еще “пионеры” сообщили, что повсюду много живой музыки. Совершенно прекрасной. В барах, на улице, в парках. Что, помимо концертов музфестиваля вечерами, они останавливаются послушать музыку и песни повсюду, где только ни услышат…..

Ну а люди.... да..... очень и очень разные.

26 мая 2017
28 мая 2017 13:44
ссылка комментировать
поделиться