НовостиФотоМузыкаАквариумТекстыАртВидео
Луна мерцает за окном.
В ней много тайны, мало света.
И кто читает под луной?
Приятней петь луне сонеты... :)


август 2012
ссылка 5
поделиться
katia
Вообще-то я в Москве тридцать лет живу. Не смотри, что у меня акцент. Двое сыновей здесь родились и выросли. Вот у них никакого акцента нет. А у меня как был, так и есть. Старший сын всё - папа, ну почему ты так говоришь?

А я ему - почему, почему - потому что родился и вырос в Ереване. А потом началась перестройка, развал, ну и потянуло нас с братьями в Москву. Многих тогда в Москву потянуло.

Братья у меня с высшими образованиями. Очень умные. Хорошо учились. ВУЗы закончили. В Ереване. Один брат - врач, другой - инженер.

Я младшим в семье был. Арменом назвали. Отцу уже под пятьдесят лет было, когда я родился. Отец и мне - учись! человеком будешь! Равняйся на братьев!

А мне учиться совсем не хотелось. Школу кое-как закончил.

Отец опять за своё - нужно получить высшее образование!

А меня в парк тянет. В центре Еревана. Хорошо там. Деревья, скамеечки, прудик, лодки. Кафе-закусочная, опять-таки, поблизости от прудика.

Тоже лодку приобрел, начал людей по прудику катать. Дело прибыльным оказалось. Покатаю - и в закусочную. Посижу, рюмочку пропущу, закушу, музыку послушаю, с людьми пообщаюсь.

Познакомился в закусочной с одним преподавателем. Из ювелирного училища. И решил - буду ювелиром!

Говорю ему, тому преподавателю - хочу ювелиром быть! Образование получу - отца порадую!
Мне в ответ - хорошо! Но учиться надо!
Я - а можно ли как-нибудь без учебы? И чтобы диплом получить.

Преподаватель сначала артачился, но в итоге мы договорились. Что будем встречаться. По четвергам. В кафе-закусочной парковой. Я буду приносить сумочку с вином, водкой, коньяком и закуской. А преподаватель мне оценки ставить. Встречались так два года, и всё он мне тройки да тройки ставил.

Прошу - поставь отлично! Отцу же отметки показываю. Отец ругается!
Он - нет! Ты же не занимаешься совсем!
Тогда прошу - ну хоть четверку поставь!
И четверку не ставит! Но сумочку берет.

И вот получил диплом ювелира. Принес домой, отцу показал. Вкладыш с оценками предварительно вынул. Отец был рад, что и у меня теперь специальность есть. И я каждый день уходил. Как бы на работу. А сам на лодке по прудику катал. Или просто болтался по городу.
Ну а потом перестройка началась. И оказался я в Москве. И ничего - и здесь прижился. Только вот акцент так и остался. Многие думают - только приехал. Нет, давно в Москве живу, уже тридцать лет.

Слушай, я всё могу. Не думай, что просто таксист. Всё-всё могу! Плитку тротуарную класть, шпаклевать, штукатурить, обои клеить! Вот номер моего телефона - если что - звони!


29 мая 2018
30 мая 2018 02:33
ссылка комментировать
поделиться
katia
Летом мы, бывало, с родителями ездили в гости к дяде Коле. Нашему родственнику, троюродному брату моего отца. Он жил в селе неподалеку от Красного Кута, Саратовской области.

Нужно отметить, что родственники со стороны моего деда по отцу именно из тех мест. Где переселенцы - поволжские немцы - смешивались с местным населением, с украинцами. Собственно, оттуда и выросли мои корни тоже, получается. И что только ни намешано в каждом из нас…. и во мне, в частности, - и подмосковные, и костромские, и краснокутские. И всё с реками ведь связано опять…. с Москвой-рекой, с Волгой… А как без этого? Ведь города или селения какие обычно всегда поблизости от рек развивались.

У дяди Коли была просторная изба, в которой вкусно пахло обструганными бревнами. Большой двор с хлевом для скотины. Он и его жена держали корову, несколько овец и кур с петухом. По периметру двора росли сливы и цветы.

Летом там было очень жарко. В той местности. Взрослые старались не выходить из дома на пекло. Закрывали окна и двери, чтобы лучи палящего солнца не проникали внутрь. Рыбалки в знойную летнюю пору начинались рано-рано, с рассветом и заканчивались часов в девять утра.

А я же часто отправлялась в местную лужу, типа болотца, заросшего водорослями, чтобы освежиться (если так можно сказать относительно купания в теплой, почти горячей жиже) вместе с цыганскими детьми.

В селе жили цыгане. Они жили обособленно, своими жизнями. Не вспахивали, не сеяли, не сажали, на собирали. Урожай имею в виду. Они ездили. Туда-сюда. По своим цыганским делам.
В те времена у них были мопеды, мотоциклы и даже видавшие виды Запорожцы.
И дядя Коля всё говорил - за Катькой смотрите! Как бы эти цыгане-паразиты не утащили!

Но цыгане меня не трогали. Только глядели на меня. На чернявую, загорелую. Чем-то похожую и на их детей. А их дети бегали за мной стайкой и висли на шее, когда я бултыхалась в жиже того болотца. После которого приходилось принимать душ в дощатом сарайчике, на крыше которого была приспособлена бочка, в которой на солнышке грелась вода, залитая в бочку из колодца.

Еще я любила смотреть на журавлей и цапель. Которых, надо отметить, в тех местах водилось просто немерено.
И я бегала смотреть этих птиц. На окрестность села, откуда уже начиналась степь.

На окрестности села находилось еще и кладбище, которое тоже привлекало меня. Прежде всего, своим странным видом. К кладбищу вела грунтовая дорога, оно не было обнесено забором, дорога вела прямо к проржавевшим металлическим воротам, одиноко стоящим посреди степи. Над воротами красовалась надпись - крупные металлические буквы гласили - Добро Пожаловать!

Я останавливалась перед этим Добро Пожаловать, внимательно смотрела на ворота, на надпись, на могилки, виднеющиеся метрах в ста от Добро Пожаловать, но внутрь входить не решалась….

Мне было очень хорошо там. В Саратовской области. Думаю, по одной причине - меня там все любили. У дяди Коли с женой своих детей не было, поэтому они очень радовались нашим приездам. И дядя Коля всё уверял, что я - вылитая его сестра Маруся в детстве, которую я так и не повстречала тогда. Потому что она жила в другом месте, в Балаково.

И вот как-то дядя Коля придумал познакомить нас и с Марусей.
Мы приехали в Балаково под вечер. Как добирались - уже не помню. Вроде, кто-то подвез на машине. У самого дяди Коли автомобиля не было, но был мотоцикл Урал с коляской.
И первым делом, что я увидела - это помидоры, растущие прямо в палисаднике перед небольшим домиком Маруси. Помидор было так много, что земля казалась усеянной красным. Сухая потрескавшаяся степная земля, подсохшие плети растений и сами помидоры…

Маруся, заслышав сигналившую около её дома машину, выскочила к нам. Веселая, красивая, шумливая. И тут же уставилась на меня….. До сих пор помню её глаза.
И в доме уже, угощая нас, вытащила свои старые детские фотографии и начала показывать всем. Глядя на фото и на меня. И всё говорила - надо же….. она - наша! Наша! Катька - наша!

И все удивлялись, видя явное сходство между Марусей и мной.

Всю ночь она не спала. С утра мы собирались ехать дальше, в Саратов. Маруся всю ночь шила сарафан. Надо заметить, она великолепно шила. Утром я уехала в новом наряде. От неё. И больше я никогда в жизни не видела Марусю…. Но навсегда запомнила её восторг, её тёплый приём и её сарафан для меня. И запомнила, что она была очень живой.

А дядя Коля часто приезжал к нам в Москву и в Барвиху, на дачу. Собственно, в Москве было полно родственников. Тот же наш любимый дядюшка Павлуша. Ведь родители Павлуши и моего деда Степана и их сестры Фали (Стефании) из Красного Кута….

Дядя Коля являлся обычно летом, на несколько дней, когда можно было немного передохнуть после посадочных работ. А в это время года мы переселялись из Москвы в Барвиху, в сарай. В котором я очень любила наводить порядок. Мыть полы. Потому что всегда любила и люблю ходить босиком.

При мытье полов я выгоняла дядю Колю на улицу, на раскладушку под яблонями. Участочек с яблонями и сливами перед сараем был таким крохотным, что дядя Коля легко общался со мной и оттуда.


Он говорил шутками и прибаутками. Даже ворчал так. Я мою себе полы, а он с раскладушки под яблонями - если ты думаешь, что мне здесь плохо, то ошибаешься! Мне здесь хорошо! Здесь на природе! И я на тебя не обижаюсь! Потому как бог создал три зла - бабу, чёрта и козла! (это была его самая любимая поговорка) А ты - будущая баба! Что на тебя обижаться тогда??? Вы все такие! Хоть и мала ещё, но уже такая!

Я что-то бурчала ему в ответ, на что он только посмеивался.

Когда появлялись родители, то тут же начиналось… - Коль, а почему она тебя опять на улицу выставила? Опять что ли уборку затеяла? Невозможная Катька у нас! Не обижайся на неё!

Понятно, никто не обижался. Но перед входом в сарай все снимали обувь и оставляли её на крыльце!

Ну а потом у взрослых начиналось застолье. С разговорами и песнями. И я пристраивалась рядышком. С ними было очень интересно и весело. И наш сарайчик с террасочкой примерно в двенадцать квадратных метров казался хоромами…. наполненными Счастьем.


И всё это уже кануло. В Лету. Но не совсем. Если до сих пор живёт во мне…..


11 мая 2018
11 мая 2018 14:40
ссылка комментировать 8
поделиться
katia
06 апр. 2018 03:38
ссылка комментировать 9
поделиться
katia
01 апр. 2018 13:08
ссылка комментировать
поделиться
katia
У меня есть стихи для тебя.
Не короткие быстрые строчки,
Что рифмуются с помощью точек.
У меня есть стихи для тебя.

Непонятно как, но не случайно,
Наши жизни переплелись.
Непонятно как, но не случайно,
Нас толкает друг к другу, вверх-вниз.

И опять слышу рядом твой голос.
Хоть и знаю, что ты далеко.
Но от этих видений нелепых
Мне на сердце светло и легко.

Знаю то, что ты здесь, ты со мною.
Значит, я навсегда не одна.
От себя это чувство не скроешь.
Хоть другие не видят тебя.

Так идём мы по жизни друг с другом,
Ощущая тепло наших душ.
И уносимся в небо ночами,
Избегая физических пут.

Просыпаясь, мы помним объятья,
И беседы, и взгляды, и дни.
Для чего, мне скажи, непонятно
Наши души переплелись?

А стихи где? Не получились…
Лишь набор быстрых кратеньких фраз,
Что рифмуются с помощью точек,
Но, надеюсь, что всё же про нас.


22 октября 2000
18 марта 2018 12:47
ссылка комментировать
поделиться